Loon Kipper
Хихикс Бизона. Abyssus abyssum invocat. Я профессионал, топлю "Титаник".
07.07.2010 в 18:16
Пишет Tradis:

Локи
Глава 11. Локи (Loki)

Они спешат к своему концу,
они, полагающие себя прочно стоящими.
Мне почти стыдно работать с ними.
Я чувствую страстное искушение
Вернуться снова в языки пламени.
Уничтожить тех,
кто однажды усмирил меня,
вместо того что бы глупо идти вместе со слепыми,
хоть они и божественнейшие боги!
Что не кажется мне глупым.
Я подумаю над этим: кто знает, что я сделаю?

Рихард Вагнер, “Золото Рейна”, сцена IV

Этот коварный друг богов наиболее неподдатлив к серьёзным методам анализа, делящего его на мифологические и фольклорные элементы. Само собой, его ловят время от времени и кладут на анатомический стол, тело вскрывают и внутренние органы нумеруют как принадлежащие частично духу зерна, частично духу природы и частично чему-то ещё; но анализу никогда не удаётся лишить его ловкости и проворства, он скользит из-под рук анатомов и вскакивает на ноги, готовый к шокирующим шуткам" (Грёнбех (Grønbech), II, стр.330-331).

Немного есть богов и богинь, который вызывают такую сильную и немедленную реакцию среди последователей Северных путей как Локи. Особенно в ранние дни возрождения язычества его представляли почти как "Северного Сатану", никогда не призываемого и, обычно, не признанного как божество - за немногими исключениями, как, например, Алиса Карлсдоттир (Alice Karlsdóttir), чья статья в “Бореалис” (Borealis) про Локи остается одним из наилучших языческих исследований его характера (эта статья позже была перепечатана в “Гнозисе” (Gnosis)). Есть еще многие в германской религии, кого шокирует сама идея предоставить Локи любого рода почитание или духовное внимание, и кто не в силах представить себе, что можно, следуя Северным идеалами чести и верности, так поступать. Они рассматривают Локи как своего рода Северного Сатану. Мысль, что кто-то может называть себя "асатруа", верным асам, и в то же время поклоняться или даже работать магически с тем, кто частенько трудится, чтобы приблизить их конец, - все еще воспринимается как немалый вызов, и, в самом деле, открыта для дискуссии. Тем не менее, есть несколько верных, кто, подобно самому Водану, находят Трикстера кем-то, с кем стоит разделить рог. Тут предоставим слово одному из таких людей, Полю Стайгерду (Paul Stigеrd)...

--------
В картину асов Локи не вписывается. Он - ни доблестный воин, ни воплощение мирового плодородия, ни Знающий с мудростью веков. Он не представляет божественный уровень чести, силы, смелости, или любой идеал тевтонского общества. В картину Асатру Локи по-прежнему не вписывается. Книги, имея дело с Северными богами как с субъектами религии или магии, склонны тратить на него по полстраницы. Вполне достаточно, чтобы дать представление о Творящем-Вред, но не достаточно, чтобы сподвигнуть задуматься о нём читателя. Вопросы к асатруа вызывают аналогичную реакцию. Никто, кажется, не хочет думать о Локи, он просто не вписывается.
Тем не менее, Локи вездесущ в Северной мифологии. Если наши языческие предки хотели бы проигнорировать его так же, как поступают современные асатруа, он был бы кратко упомянут в Эддах, а не доводил через раз Тора до бешенства. Очевидно, Локи всё же куда-то вписывается.
Учёные труды по Северной мифологии и язычеству также имеют с ним дело лишь поверхностно. Поэтому были написаны книги, посвященные сыну Лаувейи персонально. Де Фрис (De Vries) написал "Проблему Локи" (The Problem of Loki) в 1933, и Рутова (Rooth) работа “Локи в Скандинавской Мифологии”(Loki in Scandinavian Mythology) вышла в 1961. С Локи имели дело академически. Тем не менее, возрождение религии Одина и Тора не позволяет оставить злодея в покое. Локи требует отдать ему должное.
Проблема возникает, однако, при попытке понять, кто такой Локи. Это - вечная проблема неоязычников. Почитание божества, которое заключает в себе более чем одну концепцию, препятствует легкому осознанию. Пламяволосый поднимает сложности на новый уровень, не только представ во множестве различных, даже несовместимых аспектов, но и требуя хотя бы минимальных усилий анализа, чтобы эти аспекты понять. Он не только не позволяет себе быть понятным, никто, кажется, не хочет понять его.
Тем не менее, познание крови Ода (прим. – вероятно, имеется в виду побратимство с Одином) возможно, во всяком случае, оно желательно. Но если действовать, исходя из этого, перед неоязычником встаёт другая проблема: как примирить себя с божеством. В самом общем случае изначальный языческий культ ряда богов выглядит ужасным: “кровавый орёл” и ему подобные обряды более нежелательны. Но в данном случае, сам бог является достойным осуждения. Понимание Локи на уровне интеллектуальном становится такой же проблемой, как и работа с ним на духовном уровне.
Вероятно, наизлейший поступок, связанный с Локи - убийство Бальдра. Для большинства асатруа, это без сомнения, представляется наихудшим преступлением из возможных: убийство бога. И Отец Волка даже не раскаивается по этому поводу, как следовало бы.
Эдда не сообщает о времени, проведённом Бальдром в Ётунхейме, за изучением местных идей, до того, как он вернулся, что бы подрывать устои богов. Он учил их миру и стал самым любимым асом. Он распространял цветы и концепцию утопии. Он действительно убедил божества войны быть милыми. Пока не известно, почему прочие были столь легковерны, Локи же одурачен не был. Он обнаружил слабость миролюбивого чудака к омеле, которую было трудно найти, поскольку она не росла в Исландии, и хорошо использовал это знание.
Конечно, это не всерьёз. Бальдр не собирался уничтожать силу асов, но его учение, несомненно, имело такой эффект. Рагнарёк должен был прийти раньше, и боги не имели бы шансов в Хель. И если бы Локи просто выступал против этого божественного хиппи, никто не стал бы слушать. В конце концов, кто верит Локи? Они бы только связали ему руки изгнанием, что бы он не причинил вреда Цветочно-могучему. И его меры стали бы бесполезны.
(примечание Хранителя (прим. - Warder, страж, ступень посвящения в англоязычных организациях): изображение Бальдра у Снорри как доброй, приятной, мирной христоподобной фигуры является почти несомненно значительным искажением исходного воинственного характера бога. Данный вопрос подробнее обсуждается в главе про Бальдра, где духовный смысл этого мифа детально рассмотрен. Но если брать во внимание именно то, что судя по всему Снорри, сделал, то его Локи следует поаплодировать как силе изменения, которая - даже в литературной работе - появляется, чтобы удерживать силы стагнации от ослабления Асгарда. Конечно, никто не благодарит парня, который раскачивает лодку! – К.Х.Г. (KHG, Квельдульв Хаган Гундарссон)).
Но есть и другие презренные действия, другие злодеяния, совершённые Небесным Бродягой. Его фамильное древо читается как литания напастей и проклятий (как будто он в ответе за свою родню!). Он, несомненно, является отцом Мирового Змея, Волка Фенрира, и Хель, братом Бюлейста (Býleistr, Хромой) и Хельблинди (Helblindi, Смертельнослепой, один из наименее любимых аспектов Водана – К.Х.Г.), а так же матерью Слейпнира, восьминогого коня Одина. И если Бальдр приобрёл, в конце концов, сходство с Христом во времена записи текста Эдды, очевидно, что точно так же Локи мог иметь потомство, подобное Люциферу. Тем не менее, поскольку дети Локи от его другой жены, Сигюн, вышли замечательными, возможно, прочие унаследовали черты Ангрбоды, их матери? Если так, это ещё не вопрос материнской наследственности, но это совершенно другая тема.
Остаётся первоначальный негативный образ Локи как вора. Много раз он зло шутит или крадет некое сокровище и приводит в возмущение асов. Тем не менее, они не просто наказывают его или вышвыривают прочь, они требуют, чтобы он решил проблему. Что он и делает всякий раз. У него есть признак, общий для трикстеров (=обманщиков) всего мира: снабжение. Подобно тому, как Прометей дал огонь людям, Саммаэль дал Адаму и Еве Яблоко Познания, и Ворон дал миру свет, Локи под именем Лодур, имеет силу наделить разумом ("Прорицание вёльвы" упоминает “жизненную силу и хороший вид” –прим. К.Х.Г. (прим. - в пер. А Корсуна – “а Лодур — тепло и лицам румянец”)) человечество, он же в силах возвратить что-то из того, чего он лишает Асгард. Фактически, он, весьма вероятно, единственный, кто способен добыть вновь эти вещи. Проще говоря, у него есть власть давать и брать, и только он обладает властью вернуть назад то, что он взял.
Вот одна из причин почитать такого бога. Когда что-то исчезает загадочно, Тюра, конечно же, ни в чём нельзя обвинить, но он так же и не сможет помочь в поисках. Потерянные объекты – область Локи, и хотя его последователи имеют большие шансы на утрату того, чем обладают, они не остаются с потерей.
Другая сфера действия Локи - вечеринки, особенно их срыв. Локианцы являются и входят без доклада, и пытаются избежать участи быть вышвырнутыми так же безжалостно как Ядоглазый в “Перебранке Локи”. С другой стороны, асатруа, которые хотят, чтобы их праздники проходили гладко, должны не обижать, но ублаготворять Локи. В отличие от греческой богини Эрис (прим. – богиня раздора), он не придирается к людям только потому, что они удостоились его внимания.
Фактически, у него есть много общих аспектов с Эрис, включая плохие каламбуры и умственную маструбацию. Тем не менее, выбравший путь Локи - больше, чем только это, он превращает жизнь в божественное восстание, демонстрирующее персональное существование свободной воли каждый день. Дискордианцы описывают таких людей как “хаосистов”, тех, кто вызывает хаос. “Зенархия” по Кэрри В. Торнли, объясняет подобного рода стиль жизненной философии поклонением Локи, хотя никоим образом не им одним (прим. - “Зенархия” (Zenarchy) - политическая философия Кэрри В. Торнли (Kerry Wendell Thornley), сооснователя дискордианства, учения Кэрри В. Торнли ("Омар Хайям Равенхурст") и Грега Хилла ("Малаклипс Младший"), в кратце: “всё не истинно, включительно с”.))
Например, аспект жизни, о котором Торнли не упоминает - использование компьютеров. Если есть единое величайшее отображение интеллекта и свободы, текущее подобно пламени, то это - энергия, пульсирующая в электронике. Клавиатура – талисман вдохновения и монитор – магический кристалл что бы взглянуть в Источник Урд. Никакой витки (vitki, колдун) не должен обходится без него, тем более, последователь Локи.
Но все проявления свободы без оков, такие как ключи, и интеллекта без ограничений, как например, книги, связаны с Золотым Вором. Вот почему его наказание столь ужасно. В конце “Перебранки Локи”, он был схвачен и помещён в пещеру под землей. Там он был связан кишками собственного сына Нари, над ним подвесили змею, чтобы она капала ядом ему в лицо. Сигюн ловит ужасную жидкость в чашу, пока та не наполнится, и тогда она должна вылить яд, и капли яда попадают в глаза её мужа. Когда он корчится, Земля трясется.
Без сомнения, связывание Локи произошло одновременно с религиозными запретами в Скандинавии. Один из наиболее положительных аспектов Асатру - свободное допущение, что каждый аспект религии - метафора, мотив жизни. О связывание Локи упомянуто в прозаическй вставке после поэмы. Это – добавленное место, так как свободный дух Севера не был связан до времён поздней истории.
В заключение отметим, что подобно тому, как Один, Тор, и даже Фрейр и Фригг имеют тёмные стороны, Локи имеет светлое пятно или два, и как "добро" так и "зло" должны быть принято в любом божестве. Далее, чтобы быть асатруа, следует быть верным всем асам, не только большинству из них. Асатруа имеют столько слоев, сколько есть асов. Подобно тому, как все состоят из небольших частиц более популярных богов, все несут так же и немного Локи в себе. Локи связан по крайней мере 800 лет, возраст тевтонской религии. Теперь его узы ослабевают и мы обретаем его огонь в душе и случайная озорные искры в глазах.
(с)
------------

О том, как представляли Локи наши предшественники, мы знаем вне изложения “Эдд” сравнительно немного. Он не родился асом или ваном: он - ётун, с которым Водан поклялся в кровном братстве. Это не препятствует включать его в число божеств: Скади и Герд - также чистой ётунской крови, и наиболее священная часть божеств - полукровки. Он - сын ётуна Фарбаути (Fárbauti, Жестоко-Бьющий) и существа женского рода, называемого Лаувейей (Laufey, Лиственный Остров). Хотя нет прямого Северного подтверждения для возникшего в девятнадцатом столетии восприятия Локи как бога огня (основанного на ложной этимологии, соединяющей его с logi, пламенем), в натуралистической интерпретации можно прочитать его рождение как происходящее от молнии, оставляющей лес в огне - событие, по своей сути, разрушительное, но часто необходимо для здоровья земли. Можно даже прийти к мысли, что подобно лесным пожарам, Локи приносит настоящее опустошение в долговременном масштабе только тогда, когда его удерживают от исполнения его скромной работы по разрушению (ведущей, однако, к новой жизни) на некоторый срок.
Локи имеет несколько хейти (heiti, замена имени), включая Хведрунг (Hveðrungr, Ревущий?) – “Прорицание вёльвы”,55, “Перечень Инглингов”,32, Лофт (Loptr, Путешествующий в воздухе или, как Поль переводит - "Небесный бродяга" (прим. - в оригинале Skywalker, но вообще-то Lopt означает просто “воздух/высь/небо”)), и, возможно, Лодур (Lóðurr, этимология затруднена). Снорри описывает его красивым, и он обычно выглядит как невысокий худощавый человек с огненно-рыжими волосами. Небольшой рост удивляет, так как он, как предпологается, родич ётунов; но другие (по большей части Тор), вечно угрожают или бьют его, и он, кажется, не в состоянии защитить себя физически. С другой стороны, Хеймдаль, как Страж Асгарда, предположительно, хороший воин, а Локи оказывается равен ему в Рагнарёк...
Локи не только вечно втравливает асов в проблемы и выручает из них вновь - но его решения всегда приносят им больше благ, чем они имели прежде. Слейпнир, стены Асгарда, копье Водана, Молот Тонара, золотые волосы Сив, золотой вепрь и корабль Фро Инга, принятие в круг богов/богинь Скади - мы должны поблагодарить за них Локи. Он не делает таких вещей из преданности, черты, которую он демонстрирует редко (фактически, спасая собственную шкуру, он однажды обманул своего хорошего друг Тонара, приведя его в засаду в Ётунхейме без Молота и перчаток). По большей части его мотивация держится на страхе наказания за что-то, что он сделал плохого раньше. Тем не менее, многие могут подумать, что репарации, которыми он завершает дело, далеко перевешивают исходный ущерб. Даже когда он в наихудших отношениях с асами, он неумышленно полезен: скрываясь от их гнева, он изобретает рыболовную сеть. Когда Локи слышит приближение Тора, он сжигает её, затем прыгает в реку и оборачивается лососем - но образец сети остается в пепле, так что асы могут воссоздать её, и Локи оказывается пойман своим собственным изобретением и быстрыми руками Тора.
Локи так же иногда бывает полезен, и если он не был изначально ответственен за проблему. В Эддической поэме “Песнь о Трюме”, например, он не имеет ничего общего с кражей Молота Тора- но именно, он выясняет, где Молот и что Трюм хочется взамен. Так же он быстро соображает, как прикрыть Тора, что бы того принимали за Фрейю в течении всего свадебного пира, на котором переодетый бог проявляет явно неженский характер. Он также заходит далеко по зову долга, чтобы заставить Скади рассмеяться: привязывает один конец веревки к бороде козла и другой к собственным яйцам, затем начиная игру с козлом в перетягивание. Все истории, в которых Локи спасает дело (независимо от того, был ли он тем, кто почти погубил его), указывают, что возможно не столь плоха идея обращаться к нему за помощью в скользких ситуациях. В одной из наших старейших cкальдических поэм, Haustlöng, которая описывает вторичное похищение Локи Идунн – теперь из дома ётуна Тьяци, Локи назван "друг Одина", "друг Тора", и "друг Хёнира". Симек (Simek) предполагает, что это, вместе с его в основном хорошим изображением в стихе и мифе, "могло бы, возможно, указывать на первоначальную, более положительную роль Локи в германской мифологии" (“Словарь”(Dictionary), стр. 315).
Локи часто появляется как спутник Тора в путешествиях в Ётунхейм. Фактически, Перейра (J.S. Pereira) предположил, что путешественнику в очень опасных районах пойдёт на благо обратиться к Тонару и Локи вместе. Хотя он все же подчеркивает, что так следует, вероятно, делать только во время величайшей необходимости и наиболее интенсивной опасности, такой, как например, пребывание в зоне военных действий, где общественный порядок уже разрушен, так что аморальная быстрота ума Локи будет наилучшим выходом в ситуации. В этом случае Тонар должен не только даровать силу и выносливость, нужные для подобного путешествия, но также дать ориентир стабильности, лежащей на другой стороне хаоса и надежду путешественнику вновь добраться до спокойных мест. Для более обыденных поездок, есть подозрение, призыв Локи (с или без Тонара), в лучшем случае, будет приглашением к потере багажа. Опять же, Локи может быть именно тем богом, к которому стоит обратиться c просьбой возвратить потерю. Хотя мы предлагаем страховать вещи прежде, чем привлекать его внимание к ним!
Несмотря на своё обычное обаяние, Локи появляется в качестве ужасающей фигуры в Рагнарёк, когда вся его мощь направляется на разрушение - когда он ломает свои цепи и ведет духов зловещих мертвецов через море на судне с названием “Нагльфар” (Naglfar, от nagl (ноготь) и far (корабль)), которое сделано из ногтей пальцев рук и ног трупов. Кроме того, один из его сыновей - погибель Водана и другой - Тонара; а если Сурта рассматривать как его родича, что кажется вероятным, то почти исключительно клан Локи вершит судьбу богов. Следует также не забывать, что он - бог землетрясений, лесных пожаров, и тому подобного.
Самые ранние свидетельства, которые у нас есть о Локи – “брактеаты Бальдра” эпохи Переселения народов, на которых крылатая фигура - вероятно Локи в соколином наряде Фрейи - стоит перед жертвой. Одно изображение, которое, скорее всего, относится к Локи, также сохранилось со времён Эпохи Викингов. На камне для защиты кузнечных мехов от жара из Снаптуна (Snaptun, upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/57/Lok... ), обнаруженный около Хорсенс (Horsens) в Ютландии (Jutland, Дания) (теперь перенесен в Музей Древней Истории в Моесгерде (Moesgеrd) около Эрхуса (Еrhus)) изображено усатое лицо с губами, сшитыми вместе: сюжет мести карлика Броки, когда Локи остроумно избежал платы за проигранный спор, где ставкой была его голова. Хоть нет способа узнать это достоверно, можно догадаться, что симпатии кузнеца были на стороне карлика и что эта конкретная сценка на камне для кузнечных мехов была предупреждением Локи, чтобы тот не слишком резвился в кузнице: фактически, практическое предназначение камня состояло в том, чтобы защищать мехи от жара пламени, которое эти же мехи подпитывают управляемым потоком воздуха. Такое использование его образа также предлагает возможность происхождения Локи не от ётунов гор и льда, но от огненного племени Сурта из Муспельхейма.
Что до традиционности культа, то нет никаких подтверждения этому, ни названий мест, ни литературных/исторических ссылок. По наблюдениям Вильяма Бэйнбриджа (William Bainbridge), основная религиозная практика основана, так или иначе, на поддержании социальных норм; опасный Обманщик может иметь своё место в некоторых обрядах, но маловероятно, чтобы у него когда-либо был организованный культ.
Тем не менее, ритуальная драма вполне могла быть основной чертой Скандинавского культа; и если мифы рассматривались в таком контексте, Локи должен являться на самом деле очень важной фигурой для Северной обрядности. Здесь он мог бы быть уподоблен фигурам-Трикстерам других традиционных культур, которые вели себя по-шутовски во время ритуального действа и процессий - и целой концепции временной инверсии и "карнавального" осмеяния установленного порядка Владыкой Шутов, что в итоге усиливает общественные нормы – и необходимо для успеха обрядов. Подобно многим другим Трикстерам или Владыкам Шутов, пол Локи неоднозначен: он не только является матерью Слейпнира (при этом следует помнить, что назвать мужчину кобылой и/или сказать, что он родил детей, было наихудшим оскорблением, какое только возможно у викингов), но он также переодевается спутницей Тора в “Песне о Трюме”. И в “Перебранке Локи” Один обвиняет побратима в том, что он жил под землёй как женщина восемь зим и рожал детей. Когда он хочет путешествовать максимально быстро, он заимствует не орлиную форму Водана, но соколиный наряд Фрове и Фрийи; это, опять же, должно рассматриваться как форма шаманского переодевания в одежду противоположного пола. Трикстер пересекает все границы (особенно те, что являются общественным табу), создавая пограничные состояния, в которых акты ритуального создания или изменения форм возможны. Эта функция, особенно по отношению к различным степеням переодевания, присуща и другим божествам; но Локи - тот, кто реализует её наиболее часто и полно. Пограничное состояние является временем величайшей мощи - но также временем величайшей угрозы, когда ничто и никто не находится в безопасности; это тоже следует помнить при работе с Локи.
Также стоит отметить, что поэма "Перебранка Локи", в которой Локи срывает вечеринку асов, на которую он не был приглашен (подобно злой фее в "Спящей Красавице") и обмен оскорблениями со всеми присутствующими - в действительности один из наших богатейших источников знаний о Северных богах и богинях. До недавних пор считалось, что неуважительное отношение этой местами вульгарной поэмы к богам и богиням было признаком того, что она была написана после обращения народа в христианство; но язык и размер соответствуют ранней дате. Гуревич предполагает, что насмешки “Перебранки” на самом деле "не следует интерпретировать как признак 'сумерек’ язычества, но как знак его силы...Все эти пародии, издевательства, и профанации происходят в пределах сакральной сферы" (“Историческая антропология Средних веков”, стр. 168-69), доказывая, что одна из важнейших и самых ранних характеристик традиционных религий - способность сплести юмор с серьезнейшей святостью и даже смеяться над богами и богинями. Это - несомненно та сторона религии, в которой Локи на своём месте....
(прим. - по видимому, имеется в виду издававшаяся на английском книга А.Гуревича (Gurevich) - Historical Anthropology of the Middle ages: Essays. Cambridge, 1990 (переизд. в 1992 г.).)
Грёнбех считает, что Локи "был ритуальным актером, чьей задачей было пробудить демона, привнести антагонизм в сознание и этим подготовить победу - отсюда двойственность его природы; для действа частично он должен принять участие в священном и божественном жертвенного круга, и когда это ритуальный факт переведён на язык легенды, он принимает данную форму: Локи – гигант по происхождению, родившийся в Утгарде и допущенный в сообщество богов путём дружбы и кровного братства с Одином" (II, стр. 331).
Локи является полной противоположностью общественным правилам, причиной разрушения их вокруг себя. Иногда из этого получается что-то доброе, иногда дурное. Своего предела это свойство Локи достигает в роли одной из главных причин Рагнарёка.. Следует подчеркнуть, что основной противник Локи - не Тонар (который, как некоторые думают, нарушает законы гостеприимства, когда у него появляется шанс стукнуть ётуна по голове), ни даже Тив (как можно было бы предположить), но Хеймдаль, страж Радужного Моста и врат Асгарда.
В позднем скандинавском фольклоре Локи появляется как создатель блох и пауков, и паук, lokke, возможно, имеет некую этимологическую связь с ним. Паук может оказаться подходящим символом Локи. Также, как отец чудовищ и мать Слейпнира, он вероятно, подобным же образом, будет создателем довольно противных жуков и насекомых, которые, подобно пауку, могут быть весьма полезными, но могут быть и смертельно ядовитыми. Хотя тараканы редко появляются в Скандинавии или Германии, можно держать пари, что Локи имеет отношение к ним также. За исключением этого, нет животных, по традиции связываемых с Локи. Тем не менее, Алиса Карлсдоттир предполагает, что гракл (grackle, птица отряда воробьинообразных в Америке, ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%BA%... ), небольшой, громогласный, и противный родич ворона, - возможно, птица Локи. Лисицу, напоминающую меньшего, более слабого, но зато хитрого и лучше приспосабливающегося кузена волка, также предлагают в наши дни в качестве его зверя. По той же причине американские асатруа могут увидеть Локи в койоте; он, несомненно, имеет много общего с духом Койота американских индейцев.
При работе с Локи нельзя забывать, что у него есть истинно злонамеренная сторона, и его чувство юмора может быть иной раз очень неприятным. Он может на деле оказаться шутником-практиком наиболее опасного сорта. Следует быть чрезвычайно осторожным, особенно в религии, подобной Троту, где огонь различного вида играет такую большую роль. Как дом, так и лес могут заняться пламенем очень легко... Приглашение Локи в вашу жизнь несомненно принесет изменения, но нет гарантии, что вам они понравятся, или даже, что вы останетесь после них в живых. Тост в честь Локи на пире-симбеле (symbel, ритуальный пир), как выяснилось, приводит к небольшим потери в пределах вечера (например, очки плавились в кострах или терялись навсегда в снежных заносах). Работающим с тонким оборудовнием, особенно высокоэнергоёмким, надо быть особенно осторожным: Локи - Бог Затруднений и Скачков Напряжения.
Тем не менее, наверное, лучше находиться в хороших с ним отношениях, чем в плохих. Некоторые из нас обнаружили, что тост в честь Локи или несколько капель, отлитых ему до начала ритуала или праздника хорошо помогают предотвращать беды, поскольку “Перебранка” показывает в подробностях, что случается, когда Локи не даны питьё и место среди других богов/богинь - и даже когда он не приглашен, он появится в любом случае. Наконец, это может даже рассматриваться отчасти как грубость: приглашать Тонара и сообщать, что его товарищ по путешествиям должен остаться снаружи или звать Водана на праздник и давать ему понять, что его побратим нежелателен.
При работе с Локи сегодня замечено, что он особенно предпочитает односолодовый виски (прим. - single-malt Scotch, виски, произведённый одной винокурней, из чистого солода без смешивания с виски зерновым). Порция, налитая ему с соответствующей просьбой часто содействует налаживанию дел, независимо от того, какой ужас он сотворил с вашей жизнью или вашим компьютером.
В диких краях Асатру существует не-организация по название"Друзья Локи" (Friends of Loki) - своего рода северное дискордианство, часто проявляющая себя посредством компьютера. "Друзья Локи известны строгой догматичностью, согласованностью, иерархия, организационными правилами, ортодоксальностью и уважением к добропорядочности и социально-ориентированням аспектам мэйнстрима Асатру… Нет, конечно!"
Но, возможно, наиболее верное Локеанское благословение/проклятие изначально было произнесено не среди германских народов, а китайцами: "Что б вы жили в интересеное время!" Благословение это или проклятие...просто всё зависит от того, насколько хорошо вы принимаете Локи.

Составители:
Вильям Бэйнбридж (William Bainbridge)
Алиса Карсдоттир (Alice Karlsdóttir)
Дж.С.Перейра (J.S. Pereira)
Лу Стид (Lew Stead)
Поль Стайгерд (Paul Stigеrd)
И отдельная большая благодарность Гренделю Греттиссону (Grendel Grettisson) за "Друзей Локи", и всех людей из Тротлайн (Trothline), участвовавших в длительной и временами весьма горячей дискуссии по теме "Локи".


URL записи

@темы: Локи, звуки разной высоты и силы